January 1st, 2010

астропсихолог

Женщина - Козерог

Женщина-Козерог мечтает найти раз и навсегда своего идеального мужчину и стать для него всем. Но хочет ли он, чтобы женщина стала для него всем? Скорее, он хочет, чтобы она дополнила его тем, чего ему недостает, и радостно взяла у него то, чего ей самой недостает. А собственное совершенство не желает признавать, что ей чего-то недостает. Поэтому трудно найти такого мужчину, который был бы совершеннее ее, и от которого не зазорно принять и деньги, и ценные указания. Строго говоря, это вечный поиск идеального отца, проекции Бога на земле.

Женщина-Козерог, это такая прекрасная статуя из очень прочного и тонкого слоя мрамора, а внутри - любовь, нежность, тревожность, волшебство и стерильность.... Если кто читал "Ведьмака" Сапковского, то Цири - это психотип Козерога.

А еще это Галатея. Позволю себе продолжить миф о Пигмалионе и Галатее, учитывая, что Галатея, конечно же, была Козерогом. Итак: когда Галатея, будучи статуей, благодаря страстной мольбе влюбленного в нее скульптора Пигмалиона, ожила, спустилась с пьедестала и вышла за него замуж, она очень скоро поняла, что единственный способ избавиться от угнетающего ее несовершенства человеческого мира – залезть обратно на пьедестал и снова стать мраморным совершенством. Но Пигмалион снова растопил ее сердце своей любовью, и опять она вернулась в мир людей, пусть и несовершенный, но зато такой теплый и живой. Однако в скором времени несовершенство мира перевесило, и Галатея опять вернулась на пьедестал, и со временем это превратилось в привычку: на пьедестале в своем совершенстве, далеком от глупостей человеческого мира, Галатея отдыхала, а потом, соскучившись по теплу отношений, возвращалась в мир людей. Причем, каждый раз она думала, что вот это уже навсегда, и что никогда она больше не изменит свое решение. Иной раз ее срывало с пьедестала чувство долга – дети хныкали уж очень громко, несмотря на то, что Пигмалион внушал им, что мама на работе, и это очень важно для нее.

Что остается партнерам женщин-Козерогов? Не лезть в душу, когда она на пьедестале, и радоваться, когда она спускается на грешную землю.